Ticketland 22f1f9f6
Календарь событий в театрах, концертных залах и цирках Москвы
Май
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


Мастерская Петра Фоменко покажет две премьеры!!!
В феврале 2009 года на сцене Мастерской Петра Фоменко пройдут две премьеры! "Улисс" в постановке Евгения Каменьковича и "Сказка Арденнского леса" Петра Фоменко. Билеты на оба спектакля Вы уже можете приобрести в агентстве Vipteatr...
Мастерская Петра Фоменко
Билеты в театр без лишних хлопот
Репертуар Большого театра на январь, февраль, март, апрель 2009 года. Заказ билетов в Большой театр с доставкой! Билеты на Щелкунчик, Жизель, Спартак! Места-любые, цены-умеренные, доставка-оперативная.
Большой театр
«Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках.» Премьера! ( Билеты от 2000 до 20000 руб.)
На сцену действительно выйдут четверо мужчин среднего возраста из «Квартета И» и действительно расскажут о женщинах, кино и алюминиевых вилках. Как вспоминают авторы, «история этого спектакля начиналась одновременно с пьесой «Быстрее, чем кролики»… а вернее, даже немножко раньше. Когда мы только приступали к «Кроликам…», только пытались нащупать хоть какую-то отправную точку, от которой можно было бы начать сочинять новую пьесу, - мы разговаривали. Разговаривали о вещах, которые обычно волнуют мужчин среднего возраста (а было нам тогда по 35-38 лет)...
Квартет И


Билеты на спектакль Белая Гвардия

Уважаемые посетители! Мы продаём билeты на спектакль Белая гвардия уже многие годы и рады Вам предложить самое лучшее.

Вы можете оперативно заказать билeт на спектакль Белая гвардия с этой страницы нажав на кнопку внизу после описания события и Вы сразу попадёте в форму заказа билeтов на спектакль Белая гвардия . В данной форме Вы сможете оставить свои пожелания к заказу билeтов.

Семь картин в двух частях, Михаил Булгаков

Режиссер — Сергей Женовач
В ролях:

  • Турбин Алексей Васильевич, полковник-артиллерист - Константин Хабенский
  • Турбин Николка, его брат - Иван Жидков (Театр Табакова, Школа-студия МХАТ)
  • Тальберг Елена Васильевна, их сестра - Наталья Рогожкина
  • Тальберг Владимир Робертович, генштаба полковник, ее муж - Валерий Трошин
  • Мышлаевский Виктор Викторович, штабс-капитан, артиллерист - Михаил Пореченков
  • Шервинский Леонид Юрьевич, поручик, личный адъютант гетмана - Анатолий Белый, Никита Зверев (Театр Табакова)
  • Студзинский Александр Брониславович, капитан - Дмитрий Куличков (Театр Табакова, Школа-студия МХАТ)
  • Лариосик, житомирский кузен - Александр Семчев
  • Гетман всея Украины - Валерий Хлевинский
  • Фон Шратт, германский генерал - Вячеслав Жолобов
  • Фон Дуст, германский майор - Олег Тополянский
  • Врач германской армии - Роман Кириллов, Олег Мазуров
  • Федор, камер-лакей - Владимир Кашпур
  • Максим, гимназический сторож - Виктор Сергачев
  • Юнкер - Олег Соловьев
  • Болботун, командир 1-й конной Петлюровской дивизии - Владимир Тимофеев
  • Галаньба, сотник-петлюровец - Иван Колесников
  • Ураган - Григорий Рыжиков (Школа-студия МХАТ)
  • Кирпатый - Роман Кириллов, Олег Мазуров
  • Телефонист - Олег Соловьев
  • Первый офицер - Павел Ващилин
  • Второй офицер - Иван Колесников
  • Еврей - Сергей Медведев

Продолжительность- 3 часа 30 минут с 1 антрактом

Хабенский и Пореченков теперь белогвардейцы.Сергей Женовач собрал на сцене МХАТа им. Чехова звезд бандитско-ментовских сериалов, рекламных роликов. Солдат на сцену прислали из комендатуры...

То, что Женовач раздал главные роли в спектакле талантливым звездам бандитско-ментовских сериалов, многие сочли намеком на модернизированное прочтение Булгакова. Те, прежние белогвардейцы, мол, вымерли, теперь речь о новом мире, новой стране и новом поколении героев. Но это… вовсе не так.

Хабенский и Пореченков оказались настоящими белогвардейцами — живыми персонажами, которые будто и не исчезали. Семчев — трогательным и возвышенным Лариосиком. Юнкерская массовка — личный состав батальона Почетного караула 154-го отдельного комендантского полка Московской военной комендатуры — горячими бестолковыми мальчишками, которые были и будут всегда…

А удивительные декорации, которые ни разу не пришлось менять за все семь картин, кажется, вместили в себя мир. Металлическая сцена перекошена, как сама жизнь, под углом градусов в 25 — 30. Слева, внизу, на маленьком пятачке — стулья, стол, кресло Елены, рояль, напольные часы со спящим маятником, старинное зеркало в деревянной раме, умывальник, ученическая парта, распятие в человеческий рост, повернутое к залу спиной. Выше — три телеграфных столба с оборванными проводами, похожие на кресты.

Внизу чудит Лариосик, поются застольные песни, кокетничает с Еленой; там блестяще произносятся классические юморные реплики, от которых зрители, хохоча, складываются пополам.

Наверху объясняются Елена с Тальбергом, когда тот собирается бежать из города. Наверх на негнущихся ногах, боком, шатаясь, поднимается смертельно раненный полковник Алексей Турбин — Хабенский, чтобы мешком лечь на металлическую вафельную платформу. Наверху вырывается из Мышлаевского — Пореченкова монолог о России, которая, хоть ее кверху ножками, как стол, переверни, все равно останется самой собой.

Он мог бы стать ура-патриотической попсой, этот монолог, но сделан был так, что зрители выдохнули, только когда он окончился, и грохнули аплодисментами. Ура-патриотам так не хлопают, — во всяком случае, во МХАТе.

…Чем ближе спектакль к финалу, тем гуще стена света, отделяющая неширокую сцену-платформу от всего, что находится за ней. Герои обнялись кружочком, держатся друг за друга посреди этого противоречивого мира, высокого и низкого, задорного и страшного…

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

«Белую гвардию» ставят во МХАТе уже в четвертый раз

По мнению Сталина, в 20-х годах «Дни Турбиных» демонстрировали «всесокрушающую силу большевизма».

В постановке конца 60-х колесо истории перемалывало все живое, как жернов кровавой мясорубки.

В 80-х Николай Скорик сделал дипломный спектакль Школы-студии МХАТ, где открылись таланты Брусникина, Майоровой, Козака, Феклистова.

Теперь спектакль назвали «Белой гвардией», хотя он имеет куда большее отношение к пьесе, чем к роману: подчеркнули масштаб…

Комсомольская правда, 6-04-2004,Анна Орлова

Другие дни

Борис Минаев, Огонек

С тяжелым сердцем шел я на «Белую гвардию». Замучили в последнее время и белые, и красные — замучили, замордовали, забили своими вечными ценностями и в газетах, и по телевизору, да и просто лезут разными мыслями изо всех щелей. Как соберутся интеллигенты больше одного, как начнут спорить о путях развития. .. Устал, короче, современный русский человек (то бишь я) от обсуждения политической ситуации.

Помню-помню, как в застойное еще время смотрел телеспектакль Басова по булгаковской пьесе с Андреем Мягковым в роли Турбина-старшего и как было неловко за этих прекрасных мхатовских актеров, как сжималось отчего-то сердце: ведь все уже известно, все понятно, чего ж притворяться дворянами, чего ж издеваться над роком, над неизбежностью: ВСЕ РАВНО ВСЕХ РАССТРЕЛЯЮТ. Вот это знание — все равно всех расстреляют — как-то отталкивало меня всегда от этой знаменитой вещи, как-то не давало войти туда, внутрь этой магической комнаты, где прячутся люди от политики, пуль, снарядов, погромов, облав, голода, одиночества, неизбежности. Слишком было их жалко. Слишком не хотелось самому себе признаваться: нет, не спрячешься. Бесполезно.

И, однако же, как я радостно ошибся! Как замечательно ошибся. С того момента, как появился на сцене Лариосик (А. Семчев) — огромный нелепый толстяк с невыразимо-обиженной физиономией, — я понял, что будет не так, как всегда. Что… сдвинуто что-то в этой знакомой пьесе, поправлено, нежно, но твердо. Я наконец попал в эту комнату, на которую раньше только смотрел в дырочку. И знаменитые кремовые шторы (которых на сцене, кстати, нет) вдруг нарисовались сами.

И все было правильно: что любимые народом «менты-агенты» Хабенский и Пореченков — не пытались, ой, отнюдь не пытались сыграть «благородие», изобразить значительность — и существовали на сцене со всей своей нервной ленинградской природой, с чердачной романтикой, с подвальной искренностью. Что Наталья Рогожкина в свою роль внесла столько женской тоски, растерянности, текучей, случайной и горькой ласки.

Что именно сделал режиссер Сергей Женовач c пьесой, я понять не могу. Но в одном я почему-то уверен: Сталин во МХАТе смотрел совсем другую пьесу! И она бы ему точно не понравилась!

Кстати, о Сталине. Мы выходили из театра в темноту, и моя знакомая вдруг сказала: «Нет, ну надо было выкинуть этот монолог Мышлаевского про коммунистов!» Объясняю. Булгаков написал, по легенде, этот монолог чуть ли не для цензуры: в нем настоящий армейский сапог Мышлаевский (его играет Пореченков) вдруг произносит монолог: что-де Россия все равно останется Россией и при большевиках, что бежать от своей Родины он не может, что он предрекает смерть Белому движению, и тому подобную странность.

Слушай, Лена, сказал я (потому что мне монолог Мышлаевского почему-то очень понравился), вот представь себе, что ты Сталин. И вот тут, вымолвив эту несусветную чушь, я вспомнил, что Сталин действительно был по первой версии — фанатом, и смотрел пьесу девять раз, а по другой, неофициальной, наркоманом «Дней Турбиных», и ловил кайф от каждого булгаковского слова, и смотрел ее двадцать раз, тайно приезжая в театр, из-за занавесок… И, вспомнив про Сталина, я тут же понял, почему спектакль вдруг стал живым. Режиссер и актеры забыли про этого Сталина. Они забыли, кто победил.

Не случайно в программке старательно объясняется, кто был кто в том 1918 году на Украине, кто такой гетман и кто такой Петлюра. Тем зрителям не надо было объяснять. Те зрители прекрасно помнили, кто был кто и чем дело закончилось. Печать этого знания, этого тяжелого чувства лежала на любой постановке, в любое время. Актеры всегда играли реквием по этим людям, по их чудовищному поражению (которому так радовался из-за занавески Сталин, когда Турбин приказывал своим юнкерам срывать погоны и спасать жизнь). Эти актеры реквием уже не играют. И нечего им оплакивать. Потому что Россия смуты, предчувствия гражданских войн, Россия перемен и кризисов, Россия крикливой политики и «послевоенной» экономики вернулась вновь. И актеры вполне искренне посылают к черту всю эту политику, всю эту стрельбу, они абсолютно органичны в этом ощущении — да ну их к бесу! Надоели эти ужасы Гражданской войны. Выпьем! Споем! Будем влюбляться и страдать! А они как-нибудь там сами, без нас…

И вернулось от этого живое булгаковское чувство: переживем как-нибудь! Пусть и не все. Главное — не участвовать! Не принимать близко к сердцу! И Россия, как этот стол с перевернутыми ножками, потом встанет каким-то образом на свое место, ведь не свойственно же столу стоять вверх ножками! И почему-то веришь в эту дурацкую философию Мышлаевского-Пореченкова. И забываешь на какую-то волшебную долю секунды, что Россия — это «другой стол». Забываешь и про то, что всех потом расстреляют. А вдруг не расстреляют на этот раз? Да и Чапаев выплывет… Жалко же и его тоже. Не только полковника Турбина.

Заказать билет

(495) 755-90-00
999-14-22

ЗАКАЗ БИЛЕТОВ:

(495) 755-90-00 (многоканальный)
999-14-22