Календарь событий в театрах, концертных залах и цирках Москвы
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      


Билеты в театр без лишних хлопот
Репертуар Большого театра на февраль, март. Заказ билетов в Большой театр с доставкой!
Большой театр
Новая фантастическая программа!
В цирке на проспекте Вернадского! Спектакль-феерия на льду, на воде и на суше. Билеты от 900 до 1800 руб.
Цирк на проспекте Вернадского
Билеты на Шансон года 2008!
29 марта в 18:00 на сцене ГКД состоится VII церемония вручения Ежегодной Всенародной Премии " Шансон года ". "Шансон - это песни не про тюрьму. Шансон - это песни про жизнь, нашу и вашу" (Михаил Танич).
Государственный Кремлевский Дворец


Билеты на спектакль Плач Палача

Уважаемые посетители! Мы продаём билeты на спектакль Плач Палача уже многие годы и рады Вам предложить самое лучшее.

Вы можете оперативно заказать билeт на спектакль Плач Палача с этой страницы нажав на кнопку внизу после описания события и Вы сразу попадёте в форму заказа билeтов на спектакль Плач Палача . В данной форме Вы сможете оставить свои пожелания к заказу билeтов.

Фантазия в двух частях на темы Фридриха Дюрренматта и Жана Ануя

Постановка-Марк Захаров

Режиссер-Игорь Фокин

Режиссер-сценограф-Олег Шейнцис

Композитор-Сергей Рудницкий

Действующие лица и исполнители:

  • Палач-Александр Абдулов
  • Писатель, он же Орфей-Александр Лазарев
  • Актриса, она же Эвридика-Мария Миронова
  • Сосед, он же Отец-Леонид Броневой
  • Мать актрисы-Любовь Матюшина
  • Венсан-Владимир Корецкий,Владимир Ширяев
  • Дюлак-Сергей Степанченко,Виктор Речман
  • Матиас- Павел Капитонов
  • Первая подруга- Инна Пиварс,Екатерина Мгицко,Наталья Омельченко
  • Вторая подруга- Елена Степанова
  • Коридорный- Николай Шушарин
  • Официанты- Сергей Александров,Николай Рытенко,Василий Фирсов
  • Кассирша- Александра Дорохина
  • Полицейский- Олег Кныш
  • Дежунный на перроне- Сергей Сатин
  • Шутка палача- Полина Воропаева
  • Пассажиры-Владимир Володин,Александр Каргин,Игорь Болдин,Сергей Сорокин и др.
  • Музыканты-Яков Левда,Вячеслав Арутюнов,Игорь Богун и др.
Плач палача

"Плач палача" - это фантазия по мотивам радиопьесы юрренматта "Ночной разговор" и "Эвридики" Ануя, прежде анонсировавшаяся под названием "Метаморфозы". В главных ролях - Мария Миронова, Александр Лазарев-младший и Александр Абдулов. "Два десятка лет назад мир казался мне неизменным, теперь я потрясен той чудовищной скоростью, с которой меняется все… — признается Захаров. — Сама земная твердь как будто бы стала прорастать новыми, весьма причудливыми метаморфозами. Именно со слова "метаморфозы" мы и начали сочинять наш спектакль".

"Ночной разговор" Фридриха Дюрренматта был написан в 1952 году, "Эвридика" Жана Ануя - в 1942 -м. Если в пьесе Дюрренматта на первом плане — разговор палача и жертвы, то во второй — история античных героев, переселенных в послевоенную Францию.

В интерпретации Захарова получилась современная российская любовная история на фоне общественных катаклизмов. Она — провинциальная актриса Эвридика — девушка эффектная и весьма доступная, Орфей — в прошлом насоливший властям журналист, а ныне — привокзальный скрипач.

Рядом с ними фигура Палача (Александр Абдулов). Он выпивает и закусывает со своими будущими жертвами, делится накопившейся за годы работы болью о судьбе страны.

Роли возлюбленных исполняют Александр Лазарев-младший и Мария Миронова, отца Орфея играет Леонид Броневой.

Как правило, новые спектакли Марк Захаров ставит раз в 1-1,5 года, и каждый из них становится событием в театральной жизни.

Плач палача" - очередной такой не ко времени случившийся приступ. В двух словах - сюжет спектакля. В начале идет коротенькая пьеса (точнее, радиопьеса) Дюрренматта о том, как в дом некоего оппозиционного писателя-журналиста нагрянул Палач (он же киллер). Заказали ему писателя власти предержащие. Слово за слово - и Палач обнаруживает вдруг удивительное понимание того, как скверно устроена жизнь. Собственно, он знает про эту жизнь гораздо лучше писателя, просто не рыпается - приспособился и слился со средой. Изложив свое жизненное кредо и попутно обличив все, что попалось на глаза и пришло на ум, Палач производит обещанный выстрел. Мгновение - и зрители вслед за героями попадают в пространство другой пьесы, кстати, написанной десятилетием раньше, - "Эвридики" Жана Ануя. Писателю дарована еще одна жизнь. Теперь он в образе модернизированного французским интеллектуалом Орфея попытается узнать, что такое настоящая любовь, переживет разочарование, погрязнет в тенетах пошлости, потеряет возлюбленную, отправится за ней в преисподнюю, опять потеряет и т. д. Иными словами, он в очередной раз потерпит крах иллюзий, а Палач, явно представительствующий здесь от потусторонних сил, в финале вновь произнесет обвинительную речь, направленную против всего плохого и адресованную непосредственно в зал, где это самое плохое в частности и сосредоточено. Так жить нельзя. И сяк тоже нельзя. И не очень понятно, как можно. А сволочей вокруг пруд пруди. Страну разворовали. Во власть лезут. Солнечная система устроена плохо. Быдло вы все, недоумки. Расселись тут. Так вас растак.

В спектакле есть две безусловные удачи. Во-первых, потрясающая сценография Олега Шейнциса. Действие "Ночного разговора" происходит на затянутой черным бархатом авансцене, а после выстрела перед нами распахивается пространство ослепительного белого вокзала с высокими сводами - он здесь и пастернаковский несгораемый ящик земных встреч, и место запредельной встречи. Во-вторых, виртуозная работа Александра Абдулова, играющего Палача. Кого и за что клеймит этот пародийный Мефистофель - Бог весть, но делает он это столь мощно, что становится совершенно ясно - перед тобой артист трагической стати и шекспировского масштаба.

Пресса о спектакле

Григорий Заславский

Возвращение политического театра

...В воскресенье к людям обратился Палач. Люди, вжавшись в кресла, замерли в оцепенении. Каждое слово било наотмашь:

"Власть, которая мне дана, - только маленькая часть власти тех, кто на этой земле насилует людей! Моя сила принадлежит не мне, а властям предержащим!.. Когда я убиваю - убивают они, моими руками. Они властвуют над страной. Бандюги, воры, нищие, пропойцы, те, кто на заре столетия захватил власть, учинил для нации дьявольское кровопускание, уничтожил лучших людей и сколотил лагерные загоны. Свой собственный революционный разбой низкорослые, недоучившиеся вожди-ублюдки переложили на мои плечи! Крикливые, картавые параноики давили людей как вшей во имя власти. Сегодня наша власть притворяется созидающей, но она ничего не изменяет, а только уничтожает... Люди больше не захотели иметь детей, они, пусть неосознанно, выбрали смерть для себя и своего народа. Потому что их нынешняя жизнь уничтожает последние, чудом уцелевшие мозги, порождая даунов, олигофренов, маньяков, пропойц, проституток, выбрасывающих своих детей в мусорные баки!.."

Палач - Александр Абдулов - блестяще играл главную роль в новом спектакле театра "Ленком" под названием "Плач палача". Публика невольно примеряла эти слова, боясь признаться даже себе, на "текущий политический момент". В Россию возвращался политический театр.

Шутам и палачам всегда дозволено говорить больше, чем политикам или народу. Но важно не только произнести - важно быть услышанным. Политическая публицистика умерла. Смелые обличительные речи политиков никого не убеждают - вовсе не потому, что все хорошо и нечего обличать. Политический манифест, политический памфлет, политическое обличение с театральных подмостков почему-то звучало во сто крат убедительнее.

Россия после долгих лет принудительного молчания, намеков и полунамеков, кухонных политических манифестаций пережила период предельно жесткого обличения собственной истории. Свобода слова долго заменяла нам все прочие свободы. Потом крамольные слова истерлись в порошок, утратили обаяние отчаянного поступка - какая доблесть обличать, если это не запрещено.

Мы уже стали забывать, что это такое - называть вещи своими именами. Проговаривать боль, обиду, отчаяние, которое охватывает нас при взгляде на реальность. Россия стала гораздо свободнее, но дистанция между народом и властью не стала меньше. Не стала меньше зависть бедных к богатым. Заметьте - зависть затаенная, не имеющая возможности агрессивного выхода.

Со сцены самого популярного театра столицы звучали слова, которые люди давно хотели услышать. Не факт, что у людей хватило духу распространить сказанное и на себя. Власть плоха, но ведь и мы не лучше. Жизнь налаживается, но вокруг еще столько цинизма и варварства.

В России, как нигде, была сильна мода на политический театр. Так начинались легендарные "Современник" и "Таганка". Политические спектакли на реальной сцене истории на время заслонили эту моду. Теперь она возвращается. Возможно, нам снова хочется слышать горькую правду - как электрошок, как лекарство от успокоенности.

...Палач уходил. Его слова звучали как приговор:

"Бы-ы-ыдло!

Нелюди-и-и!

Вы покорились бесноватым ворюгам и слащавым вурдалакам, которые питаются вашим мясом!

Очнитесь, недоумки!..

Вы теряете свою Землю, свою Память и Веру!

Не обрывайте последнюю нить своего державного достоинства!

...Наслаждайтесь! Пускайте слюни. Вам будут петь сладкоголосые гермафродиты! Терпите и наслаждайтесь своим терпением!

Не думайте ни о чем и никогда! Терпите и наслаждайтесь!..

На-а-сла-а-ждай-й-тесь!.."

2003г.

Абдулов,Лазарев

Коммерсант, 2 июня 2003 года

По ком палач плачет?

Начинается все как-то не совсем по-ленкомовски. Жанр ночного разговора для театра Марка Захарова нехарактерен. Правда, этот разговор ведут не просто собеседники, а палач и его жертва. Верзила в камуфляже, выбив ногой окно, оказывается в кабинете молодого писателя, которого надо ликвидировать. На сцене почти ничего нет, кроме этого окна да столика с пишущей машинкой. Вокруг – темень натянутого черного экрана. Действие написанной Фридрихом Дюрренматтом полвека назад радиопьесы "Ночной разговор" происходит в неназванной, но явно тоталитарной стране: несчастный литератор – диссидент, и палач даже не скрывает, что пришел по указанию спецслужб.

Впрочем, приговор госмашины не сразу приводится в исполнение. Слово за слово – и вот между убийцей и жертвой уже завязывается содержательный диалог о страхе смерти и о власти, даже бутылка появляется на столе; палач готов пожалеть своего клиента.

Александр Абдулов (родился он почти тогда же, когда Дюрренматт писал пьесу, и теперь отмечает этой ролью свое 50-летие) отлично играет рокового ночного гостя. Смятению героя Александра Лазарева-младшего он противопоставляет вальяжное спокойствие хозяина ситуации, своего рода житейскую мудрость. Довольно длинную сцену подготовки к смерти он, почти не вставая из кресла, ведет психологически очень точно, ничем не выдавая своей истинной сути. А она, как оказывается, лежит вне вариаций социальной критики Дюрренматта. Потому что в силах этого странного палача оказывается предложить жертве не просто помилование, но другую жизнь под другим именем, с другими людьми, в другом пространстве. И вообще в другой пьесе.

Тут слово получает художник Олег Шейнцис. За простой черной плоскостью пролога открывается отливающий нездешним серо-голубым светом огромный зал – не то храм, не то вокзал, передние фермы которого висят над партером, а задняя стена отнесена так далеко вглубь, что едва ли стена здания театра пережила подготовку к новому спектаклю. Можно, кстати, вообще счесть фантазию Шейнциса за потустороннее видение. Или за храм чистого искусства: ведь в пьесе Ануя "Эвридика" герою Лазарева-младшего предложено стать музыкантом Орфеем, с первого взгляда влюбиться в девушку Эвридику (Мария Миронова), поверить в любовь, потерять любимую под колесами автобуса, потом разочароваться в любви, встретить покойную в загробном мире и потерять навсегда...

Во второй части спектакля события сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой, только успеваешь головой вертеть и торопливо соображать, что к чему. Ясно, что всей этой цепочкой событий управляет абдуловский палач, преобразившийся в этакого бесноватого конферансье, одновременно безрассудного и бескорыстного шантажиста, азартного искусителя и глубокого знатока людской натуры. И все же если останется от "Плача палача" чувство растерянности и тревожной несобранности, то не пеняйте на режиссера: скорее всего, ему именно того и хотелось.

Потому что новый спектакль – плод каких-то глубинных разочарований. Марк Захаров признается в программке, что первоначально замысел назывался "Метаморфозы", но потом заголовок изменился. Действительно, метаморфоза – слишком красивое слово. А здесь речь идет о том, что жизнь меняется быстро, нелогично, безжалостно и без объяснений. Герой Лазарева-младшего сначала был правдолюбивым гражданином-трибуном, потом стал аполитичным влюбленным художником, но по обеим дорогам пришел к разочарованию. Сколько в эту историю вложено режиссером Захаровым сегодняшнего личного опыта, можно только догадываться. Впрочем, вряд ли он так легко согласится быть покорным заложником времени и обстоятельств. Ведь финальный выкрик распорядителя судеб – палача – похож на лирический выплеск не меньше, чем досада о судьбе жертвы – писателя-Орфея. И Абдулов бросает залу обидные, обличительные филиппики, но тут же напоминает, что он всего лишь лицедей, а значит, обижаться на него глупо.

Можно рассмотреть в этом финале свойственное Захарову сочетание смелости и осторожности. Но если уж действительно рассматривать "Плач палача" в контексте сделанного режиссером прежде, то вспоминается прежде всего "Обыкновенное чудо". Есть некое родство не только в способе сочинения, но и в теме – всевластная игра воображения могущественного автора, которая вдруг оказывается бессильной перед вроде бы уязвимыми чувствами людей. В сказке Евгения Шварца волшебник Олега Янковского режиссировал любовь принцессы и принца-медведя, здесь палач "организует" встречу Орфея и Эвридики. Если поцелуешь – превратишься в мохнатое лесное животное, если оглянешься – потеряешь навсегда. Разница в том, что никакого чуда в современной сказке под названием "Плач палача" не предусмотрено. Но когда-то игравшему медведя Александру Абдулову уже пришла пора вырасти из свежего подопытного счастливца в ставящего эксперимент многоумного кудесника. Не его и не режиссера Захарова вина в том, что за четверть века произошло столько всего, что сегодня невозможно себе представить волшебника, не побывавшего до этого палачом.

Заказать билет

Заказать билеты на спектакль Плач Палача

Обработка заказов на билeты в тeатры ведётся с 9-00 до 22-00!

Заказ билeтов на спектакль Плач Палача осуществляется круглосуточно. Если у Вас возникли вопросы или пожелания по улучшению работы нашего коллектива, просим Вас оставлять пожелания в форме Заказа билeтов на спектакль Плач Палача в поле Дополнительно или посылать по электронной почте: admin@vipteatr.ru





(495) 755-90-00
999-14-22

ЗАКАЗ БИЛЕТОВ:

(495) 755-90-00 (многоканальный)
999-14-22