Календарь событий в театрах, концертных залах и цирках Москвы
Март
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      


Билеты в театр без лишних хлопот
Репертуар Большого театра на февраль, март. Заказ билетов в Большой театр с доставкой!
Большой театр
Новая фантастическая программа!
В цирке на проспекте Вернадского! Спектакль-феерия на льду, на воде и на суше. Билеты от 900 до 1800 руб.
Цирк на проспекте Вернадского
Билеты на Шансон года 2008!
29 марта в 18:00 на сцене ГКД состоится VII церемония вручения Ежегодной Всенародной Премии " Шансон года ". "Шансон - это песни не про тюрьму. Шансон - это песни про жизнь, нашу и вашу" (Михаил Танич).
Государственный Кремлевский Дворец


Билеты на спектакль Две женщины

Уважаемые посетители! Мы продаём билeты на спектакль Две женщины уже многие годы и рады Вам предложить самое лучшее.

Вы можете оперативно заказать билeт на спектакль Две женщины с этой страницы нажав на кнопку внизу после описания события и Вы сразу попадёте в форму заказа билeтов на спектакль Две женщины . В данной форме Вы сможете оставить свои пожелания к заказу билeтов.

Сценическая версия комедии И.С.Тургенева "Месяц в деревне"

Постановка-Владимир Мирзоев

Сценография-Дмитрий Алексеев при участиии Павла Каплевича

Хореография-Ким Франк

Музыка-Сергей Рудницкий,Борис Диарт,Алексей Шалыгин

Действующие лица и исполниетли:

  • Аркадий Сергеевич Ислаев, богатый помещик-Андрей Соколов,Сергей Чонишвили
  • Наталья Петровна, его жена-Елена Шанина
  • Верочка, воспитанница- Мария Миронова
  • Анна Семеновна Ислаева, мать Ислаева-Людмила Зорина
  • Лизавета Богдановна, компаньонка-Наталья Щукина,Инна Пиварс,Вера Сергачёва
  • Шааф, немец-гувернер- Павел Капитонов
  • Михаила Александрович Ракитин, друг дома-Виктор Раков
  • Алексей Николаевич Беляев, студент, учитель Коли- Андрей Чернышов,
  • Андрей Фролов
  • Афанасий Иванович Большинцов, сосед-Андрей Леонов
  • Игнатий Ильич Шпигельский, доктор-Дмитрий Певцов
  • Катя, служанка-Наталья Щукина,Инна Пиварс,Алла Юганова

Продолжительность спектакля-3ч.

Елена Шанина: «меня кто-то сбил с толку, сказав, что актриса должна быть умной…»

Елена Шанина

В свое время в Ленкоме шутили, что на сцене сначала появляются глаза, а потом сама Елена Шанина. Тот, кто видел ее Кончитту, Неле, Мирру, наверное, никогда не забудет этих бездонных трагических глаз. Но они могли быть озорными и даже шальными, когда их обладательница превращалась в Эллочку-людоедку в захаровской экранизации «Двенадцати стульев» или Наталью Петровну из мирзоевского спектакля «Две женщины».

– Елена Юрьевна, вы говорили, что ваша мама тревожилась, когда вы плакали над книгами и фильмами…

– Мама беспокоилась, что я вырасту слишком ранимой и не выдержу ударов судьбы. Поэтому она была со мной часто очень жесткой – так, ей казалось, легче меня сберечь для будущего. Но… не уберегла (смеется). На самом деле все оказалось проще. Человек, хоть раз испытавший радость творчества, уже никогда не откажется от этой радости. А творчество – это всегда открытость миру, сочувствие, «переживательность».

– Других вариантов судьбы жизнь не предлагала?

– Я в детстве очень любила танцевать и хотела заниматься балетом. Но мне до определенного возраста не позволялось не только танцевать или бегать, но даже много ходить. Причина – болезнь, которая тогда называлась «порок сердца». Потом эта нереализованная энергия начала меня сжигать, и я все время рвалась танцевать. Но упустила время. Поэтому пошла в одну из казанских драматических студий. Там я почувствовала вкус к театру. Однако педагог сказала, что артисткой мне не стать из-за картавости. Но я же Козерог, а они упертые! Ходила, рычала изо всех сил и наконец научилась выговаривать «р». Правда, только к шестому классу.

– Вы решили стать актрисой и поехали в Ленинград поступать в ЛГИТМиК?

– Я поехала к бабушке, потому что мы по маминой линии питерцы. Папа окончил Институт водного транспорта, и семья оказалась в Казани. Для мамы это было настоящей ссылкой. И я очень любила Питер, мы всей семьей мечтали о нем, как чеховские сестры о Москве. Воспитывали меня строго, по-питерски: никаких гуляний, никаких школьных вечеринок. К тому же меня кто-то сбил с толку, сказав, что актриса должна быть умной (смеется). Я много читала, в том числе специальную литературу. У меня была замечательная учительница по литературе – колоритная башкирка с постоянным мундштуком в зубах, фронтовичка. Она за год натаскала меня по живописи, музыке и литературе. Мы вместе ходили в консерваторию, и я со своим непрофессиональным слухом могла по первым нотам определить, чья музыка звучит. Все это мне потом здорово пригодилось. Если человек сам не создает свой духовный мир, он теряется, он одинок.

– Какими были ваши студенческие годы?

– Первый раз я пришла в театральный институт еще в девятом классе для того, чтобы узнать условия приема. Готовилась заранее… Там я наткнулась на двух волосатых юношей, которые стали морочить мне голову, говорить что-то о храме, о таинстве искусства, таскать меня по аудиториям. Потом пригласили есть мороженое. Я им честно о себе рассказала, читала свои стихи. Когда прочла, один из волосатиков (позже оказалось, что это Миша Боярский) сказал, что меня пора отвозить к бабушке. Что они и сделали. На следующий год, когда я поступила, мы столкнулись с ним в дверях. С тех пор дружим. Он женился на моей самой близкой подруге и сокурснице Ларисе Луппиан.

– Помнится, вы сетовали, что ваш педагог Игорь Владимиров пытался наклеить на вас ярлык определенного амплуа.

– Так происходит со всеми режиссерами. Когда ты уверенно чувствуешь себя на сцене и нравишься зрителям, режиссеры невольно начинают использовать твой образ.

– В Ленкоме было так же?

– Да. Я двадцать с лишним лет считалась молодой героиней, и когда этот период естественным образом закончился, Захаров просто не знал, что со мной делать. При всем его уважении и хорошем отношении ко мне. Он и сказал мне об этом честно, добавив, что поддержит любую мою идею. Так в Ленкоме возник спектакль «Две женщины» по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне», где я играю Наталью Петровну. Я привела в театр режиссера Мирзоева и художника Каплевича. Захаров нас поддержал.

– Это делает ему честь. Захаров нечасто приглашает чужаков…

– Конечно! Сейчас наш театр настроен на молодежь. И я когда-то пришла на главную роль прямо со студенческой скамьи. Почему бы так не сделать другим?

– В жизни актеров всегда властвует его величество случай?

– Это сложная тема. Надо понять, что такое случай, что такое подготовка к нему и что такое готовность. Есть вещи, которые невозможно просчитать… Я хорошо помню, как мы с Колей Караченцовым сидели в репетиционном зале и прослушивали материал к спектаклю «Юнона» и «Авось».Cошлись в одном: играть-то в сущности нечего… Действительно – «прибежала, убежала, а он умер»… Я никак не рассчитывала, что роль Кончитты принесет мне определенную известность.

Но в «Юноне» была тема! И она, наверное, совпала с какой-то моей внутренней верой. Я верю в то, что без сильных эмоций очень сложно существовать в искусстве. Я верю, что существует любовь и верность. Я это знаю наверняка, потому что моя питерская бабушка, которой сейчас девяносто, осталась одна в 26 лет. О том, что деда расстреляли, она узнала только в 53-м… Я знаю много других женщин, которые, как и Кончитта, верили, ждали, не выходили замуж, будучи красивыми и сильными. Почему-то, когда такое показывают на сцене, многие ставят это под сомнение.

– Как вы познакомились с Владимиром Мирзоевым?

– Его работы мне всегда нравились. Видела их еще в ДК им. Зуева, до отъезда Мирзоева в Канаду, когда он еще работал в Театральных мастерских. А теперь мне по душе идти вместе с ним по острию ножа его необычной формы и наполнять ее декоративность серьезным содержанием.

– Чувствуется, что вы любите порезвиться в его хулиганских «Двух женщинах»! Но при этом не позволяете себе перейти грань хорошего вкуса.

– Не знаю… Во всяком случае, пока никто еще не ругал. Наверное, есть какая-то питерская осмотрительность. Это как с одеждой. Чтобы одеваться смело, нужен особый вкус. А если его нет, нужно одеваться осторожно.

Про мою питерскую «рафинированность» мы даже спорили с Захаровым. Он мне советовал пойти и послушать, как разговаривают подмосковные девчонки у метро. А я ему говорила, что пусть эти девчонки приходят в театр и послушают, как говорят актеры. Стиль и мода могут меняться в разных направлениях. Скоро в моде будут чистота, девственность и нежность.

…Но вернемся к «Двум женщинам». Один мой знакомый сказал: «Глаза закрою – вроде Тургенев…»

– …А открою – Кафка?

– (Смеется.) Почти. Когда Мирзоев мне сказал, что вот есть такая хорошая пьеса для меня – «Месяц в деревне», то я согласилась вяло. Нарисовала в воображении все эти шали, беседки и качалки… Володя возразил: «Ты представь меня и Каплевича и поймешь, что никаких шалей не будет».

– Вы могли бы сравнивать Ленком 70-х и нынешний?

– Ленком тогда существовал «вопреки». В 70-х по семь раз не принимали спектакли. У Захарова болело сердце, ему приходилось идти на ужасные компромиссы. Мы были не лицедеями, а почти рабами. У нас не было ощущения, что мы звезды, что мы сильны и все можем. Сейчас в связи с 20-летием спектакля я читаю восторженные слова о нашей «Юноне» и думаю, где же эти авторы были раньше. Если бы я знала, что я такая, то «люкс» себе в гостинице просила или хотя бы машину к подъезду (смеется). А я все ждала, что меня заменят… Мы были другими.

Павел Подкладов


Заказать билет

Заказать билеты на спектакль Две жещины

Обработка заказов на билeты в тeатры ведётся с 9-00 до 22-00!

Заказ билeтов на спектакль Две женщины осуществляется круглосуточно. Если у Вас возникли вопросы или пожелания по улучшению работы нашего коллектива, просим Вас оставлять пожелания в форме Заказа билeтов на спектакль Две женщины в поле Дополнительно или посылать по электронной почте: admin@vipteatr.ru





(495) 755-90-00
999-14-22

ЗАКАЗ БИЛЕТОВ:

(495) 755-90-00 (многоканальный)
999-14-22